«… не менее 500 лет потребуется для поиска безымянных захоронений всех павших в Великой Отечественной войне»

В преддверии 9 мая мы беседуем с нашей коллегой, которая основную часть своего свободного времени занимается, трудоемким и, безусловно, важным делом по поиску павших воинов, определению их личности, информированию их родственников. Знакомьтесь, Ольга Паринская, менеджер отдела клиентского сервиса и поддержки продаж. Стараниями Ольги и других участников поискового отряда «Гвардеец», членом которого является Ольга, уже обнаружено 76 и идентифицировано 5 бойцов РККА, над восстановлением имен троих бойцов ведется работа в настоящее время.

Ольга, как давно вы занимаетесь поиском захоронений?

Мы долгое время занимались поиском безымянных захоронений в составе других поисковых объединений, и в 2011 году приняли решение создать поисковый отряд «Гвардеец», который является частью Межрегиональной военно-патриотической общественной организации поисковых отрядов «ВОЗРОЖДЕНИЕ» (г. Калуга). На сегодняшний день участниками отряда являются более 30 человек.

В каких регионах России отряд ведет работы по поиску?

Мы работаем в тех местах, где велись наиболее ожесточенные бои. За это время мы работали в Валдайском районе Новгородской области, Смоленской, Калужской, Тверской и Московской областях.

Каким образом вы определяете место поиска?

Работа в архиве, сбор воспоминаний местных жителей – это первоначальный этап отбора места последующей экспедиции. В этом плане для нас очень полезным оказывается сотрудничество с Подольским архивом, где мы можем получить детальные сведения о некоторых военных операциях, местах дислокации войск в разные периоды времени, исходах сражений, соответственно, определить примерные места и масштабы захоронений.

Воспоминания местных жителей, конечно, не менее важны для определения мест захоронений. Но надо всегда понимать, что это все же в основном детские воспоминания, прошло уже более 70 лет с момента тех событий, очевидцы прожили целую жизнь. И то, что в детстве им казалось высокой порослью, на деле может оказаться обыкновенной крапивой, а указание направления «там» может охватывать территорию с пару футбольных полей.

Фактически работа в течение года не прекращается. Если в зимний период, мы работаем с архивами, местными жителями, местными администрациями для согласования мест поиска, то в летний период ведется работа на местах.

Как вам удается ориентироваться на местности, имея в некотором роде противоречивые данные на руках? Очевидно, что невозможно проводить раскопки повсеместно, это очень трудозатратно.

Поисковики совсем иначе воспринимают рельеф, другими глазами смотрят на привычный всем лес, поле, берег реки. Даже спустя 74 года мы видим, где был окоп, блиндаж, дивизионные захоронения. Эти знания позволяют нам наиболее точно определить место поиска, его площадь. Эхо войны до сих пор очень хорошо заметно.

Кроме непосредственно останков, что еще находите во время экспедиций?

Самая полезная находка – это личные вещи, которые позволяют идентифицировать погибших. Также нередко встречаются неразорвавшиеся боевые снаряды. Несмотря на свой возраст, многие из них готовы сработать в любой момент. Поэтому участники нашего отряда проходят специальную подготовку, чтобы правильно реагировать в подобных ситуациях. Также каждая экспедиция согласовывается с местной администрацией, специальными службами, чтобы в том числе и предотвратить негативные последствия находки боевых рабочих боевых снарядов.

Для идентификации требуются личные вещи? Разве у каждого бойца Красной армии не было личного медальона?

Да, конечно, были бакелитовые медальоны. Но, значительную часть из них мы находим пустыми, разбитыми, нечитаемыми из-за попавшей внутрь влаги. В войну существовало определенное поверье: если заполнил медальон, то пуля на тебя уже отлита, поэтому внутри медальонов часто можно найти обычные иголки и нитки, которые бойцы в них хранили. Можно понять, что в условиях ожесточенных боев человеческое сознание оставляло любую надежду остаться в живых, когда вокруг гибли сотни и сотни сослуживцев. Перед уходом на фронт занимали деньги, чтобы обязательно вернуться и отдать, запирали замок и брали с собой ключ, опять же, чтобы вернуться. К тому же в 1942 г. медальоны начали заменять на красноармейские книжки, которые в нашем климате практически не сохранились.

Что происходит после подъема останков?

Во-первых, мы по возможности определяем принадлежность бойца к Красной армии или армии фашисткой Германии. В случае, если он относится к последним, то мы сообщаем о находке в специальные фонды и организации, которые занимаются последующим захоронением. Во-вторых, после определения личности мы стараемся найти родственников, организовать захоронение. Если нам удается идентифицировать личность, определить обстоятельства гибели, донести эту информацию до родственников, мы считаем это наиболее полным результатом нашей деятельности. Так история Победы наполняется все большим количеством имен всех, чьими силами ковалась эта сложная и долгожданная Победа.

Сколько бойцов за годы вашей работы удалось найти во время экспедиций?

Лично нашим отрядом было поднято 76 бойцов. Но очень часто мы работаем несколькими отрядами, особенно, если найдено большое захоронение и требуется много людей для определения захоронения. Сколько было поднято во время таких совместных Вахт, сосчитать невозможно.

Великая Отечественная Война завершилась 74 года назад, но тем не менее отряды в различных регионах России и СНГ продолжают находить останки бойцов. По вашим прогнозам, сколько времени потребуется, чтобы найти все неизвестные ранее захоронения? Определить их личности, обстоятельства гибели?

Ежегодно проводятся сотни поисковых Вахт, в которых принимают участие тысячи поисковиков и результаты на первый взгляд могут показаться впечатляющими, но, по сравнению с потерями нашей армии в годы Великой Отечественной Войны, они ничтожны. Если надеяться, что количество поднятых бойцов с годами не будет уменьшаться, то не менее 500 лет потребуется для поиска безымянных захоронений всех павших в Великой Отечественной войне. Это только касательно официальных данных, но история на бумаге и история настоящая очень часто не совпадает. Можно поднять тысячи бойцов там, где их вообще никак не должно было быть. А по определению личности – с каждым годом шансов на это, к сожалению, все меньше. Но мы верим, что поисковая удача поможет вернуть как можно больше имен защитников Отечества. Война не закончена, пока не похоронен последний солдат.